Проснувшись ночью от холода, бабушка Юля не сразу поняла, что очутилась в больничном морге.

Довелось мне как-то лежать в больнице, где я и познакомилась с этой уникальной бабушкой, которая, как оказалось, уже успела ранее побывать на том свете.

Бабушке Юле вырезали аппендицит. Вот лежит она на своей кровати, постанывает время от времени от неприятных ощущений в правом боку. Заходит лечащий врач, проводящий обход, в сопровождении медсестры. По очереди подходит к кровати каждой больной, интересуясь состоянием здоровья, выслушивая долгую тираду жалоб и делая по необходимости назначения на дополнительные анализы, уколы или процедуры.

Когда доходит очередь до бабушки Юли, старушка, кривясь от боли, попыталась сесть в постели и поинтересовалась у мужчины в белом халате:

— Доктор, а я не умру?

— С чего вы взяли, бабушка? Вскоре встанете на ноги и будете еще своего деда вокруг дома гонять, — пошутил врач.

— А то я как-то лежала в одной больнице и умерла, — на полном серьёзе, даже не улыбнувшись врачебной шутке, сообщила пациентка.

Мы все с интересом повернулись в сторону коллеги по несчастью, а доктор спокойно поинтересовался:

— И как это произошло?

— Да не знаю я, — начала свой рассказ пожилая женщина, — лежала в кардиологии, уснула. А когда проснулась от холода, смотрю: а я без ночнушки и в простынку замотана, лежу на какой-то полке. Вокруг темно, хоть глаз выколи, и никогошеньки нет рядом.

Поднялась, подошла к двери – закрыто. Стала шарить рукой по стене и нащупала выключатель. Включила свет и диву дивуюсь: это не моя палата, а какая-то другая комната. Посередине большой стол, рядом с ним столик поменьше с какими-то инструментами, под стеной – лавки.

Никак не могу раскумекать, где это я, только чувствую, что очень холодно. Глядь: в углу печурка. Я подошла, а возле нее дровишки. Нашла на стеклянной полке пачку спичек, забросала несколько поленец в печь, чиркнула спичкой и подожгла. Смотрю на веселые языки пламени и радуюсь – мол, сейчас согреюсь немного. Еще поленец подбросила, прилегла на лавку, угрелась и задремала.

Разбудили меня какие-то голоса со двора. Я открыла глаза, поднялась со своего ложе, подошла к окну. Смотрю и глазам своим не верю: около двери с ноги на ногу переминается мой сын, обращаясь к какому-то бородачу:

— Я приехал за покойницей, привез гроб, а здесь никого нет.

— Не торопитесь, мужчина, все там будем, — философствует ему ответил незнакомец, — сейчас найду ключи и открою дверь.

Он стал хлопать себя по бокам, пытаясь определить, куда запропастились ключи. Я присмотрелась, а возле входа стоит небольшой автобус с открытыми задними дверцами, из которых выглядывает гроб, обитый сиреневым бархатом – именно в таком цвете я и мечтала бы отправиться к праотцам.

Тут я отвлеклась, так как нужно было подбросить дровишек в топку. Так что когда мой сын и его попутчик нарисовались на пороге помещения, то увидели «покойницу», присевшую возле печки и ворошащую кочергой дрова в топке. Мужчины некоторое время смотрели на меня с открытыми ртами, а когда поняли, что «покойница ожила», стали весело смеяться.

Вернулись мы с сыном домой на том автобусе, который гроб в морг привез, а там полным ходом идут приготовления к похоронам. Все обрадовались, что я еще жива, и вместо заупокойной стали пить за здравие и угощаться поминальным обедом. Так что не волнуйтесь доктор, как видите, я живучая, — закончив свой рассказ, обратилась баба Юля к хирургу, — вот только одно меня пугает…

— И что же, бабушка? – участливо спросил врач.

— Да вот выпишут меня из больницы, вернусь домой. Вечером меня придет проведывать сосед дед Стёпка, попросит шрам от аппендицита показать. А как я его покажу? Меня же там побрили?!

Вся палата, не выдержав, разразилась хохотом, да так, что чуть швы у нас не порасходились. Смеялись и врач с медсестрой. Кое-как успокоившись, хирург продолжил обход, а бабушка Юля еще долго делилась впечатлениями о той памятной ночи, проведенной в морге.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *