Как опытный альфонс не оценил будущего зятя и остался без домика на побережье

– Я точно не переживу этого ужаса. А главное, как мама не видит, что она ему не нужна, – Евгения Сергеевна произнесла это устало и обреченно. Евгения Сергеевна, она же Женечка для родных и близких, женщина бальзаковского возраста.

Всегда улыбчивая в последние месяцы была не похожа на себя. Ее мать – активная пенсионерка познакомилась с обходительным седовласым мужчиной, который отдыхал в одном из недорогих санаториев их курортного городка на берегу Черного моря. Женечкин отец умер три года назад. Вдова стала полноправной хозяйкой большого коттеджа на первой береговой линии и примыкающего к нему участка земли. «Домик на побережье», так любовно называли уютное двухэтажное здание члены дружной семьи. Евгения Сергеевна уже много лет жила отдельно, но родительское гнездо ей было дорого, хранило воспоминания о детстве.

Но домик на побережье в наши дни дорог не только воспоминаниями. Солидное строение и участок земли на первой береговой линии – это целое состояние в несколько десятков миллионов рублей. Семья об этом не думала всерьез пока в жизни матери Жени, Галины Ивановны, не появился настойчивый воздыхатель.

Она беседовала с закадычной подругой, обсуждала ситуацию с мужем. Но не могла понять, как взрослая женщина не замечает очевидного.

Первое время Сан Саныч был мил. Он бродил по улочкам городка с новой знакомой, провожал ее до калитки. Его путевка закончилась, но он не спешил в холодные края. Как-то незаметно стареющий ухажер переехал к Галине Ивановне. Не прошло и недели, а он уже хозяином в разноцветных трусах расхаживал по аккуратному дворику и раздавал ценные указания, сияющей от счастья женщине.

Когда Женя, ее муж, их дочь приехали навестить Галину Ивановну, то были ошарашены глобальными планами новоявленной пары, а именно:

  • начать сдавать комнаты отдыхающим посуточно;
  • выращивать клубнику не только для себя, но и на продажу. Как выразился Сан Саныч в промышленных объемах;
  • завести хозяйство: уточек, курочек, да и поросенок не помешает. Мало того, что свои яички и мясо, так ведь можно и нужно продавать.

Евгения Сергеевна слушала мать, хваталась за сердце. У той – возраст, диабет, пожить бы для себя, ведь не последний кусок хлеба доедает. Но мамулю словно подменили. Она поздно ложилась, рано вставала, чтобы побаловать дедулю горячими блинчиками или наваристым борщом.

О себе Сан Саныч говорить не любил. Мол, была жена, ушла, есть дочь, давно не виделись. Где-то есть крохотная комнатка в общежитии. Но в нее он не торопился.

Известие о предстоящей росписи выбило родственников из колеи. Галина Ивановна не сдержалась, сказала, что она – невеста. На днях заявление отнесли. Сан Саныч – золотой человек, называет ее Галчонком и любит.

Все закончилось неожиданно, как и началось.

У Галины Ивановны – день рождения, отмечали по-домашнему. Муж Евгении подсел ближе к жениху и подливал домашнего винца в его бокал. Известно, что у трезвого на уме, у пьяного на языке. Запотевший графинчик пустел на глазах. Чем больше выпивалось, тем больше говорилось.

Через полчаса красный Сан Саныч объяснял, что Галка – дура, толку от нее мало. Одна радость – домик на побережье. Распишутся, и чтобы никаких детей и внуков на пороге ЕГО дома не было.

После фразы: «Плохо здесь, но я не гордый – поживу», – зять спешно собрал его потрепанный чемоданчик.

– Что Вы, что Вы, не надо нас терпеть. Себя берегите, – произнес он и настойчиво подтолкнул Сан Саныча к выходу.

Тот оглянулся на невесту. Галчонок сидела бледная и молчала.

Сейчас Галина Ивановна «отошла», бывший жених частенько звонил, трубку она не брала. Последний месяц от него ни слуху, ни духу. Может с другим Галчонком планирует выращивать клубнику и по-хозяйски осматривает домик на побережье.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *